Загрубский С.А.

Кандидат философских наук

В  чём  перед миром новизна России современной?

 

В последнее время, то есть лет 15, 10, даже, особенно, 5 -проявляет себя всё более громко и наглядно некая всемирная, всечеловеческая новизна : интерес к России у людей севера и юга, запада и востока.

Постоянная борьба идей, мнений, устремлений, а вслед за тем призывов, союзов, противостояний – привычна в мире людей и вполне объяснима. Ну – разные мы в каких-то деталях, но  в то же время одинаковы в стремлении  одновременно  и к самоутверждению, и к общению друг с другом. Казалось бы – так всегда и говорить тут нет о чём. Казалось бы ! – но вдруг новизна.

 

Конечно, Россия сильна, - но и всегда была сильна, и при этом  никого не устрашает и не подавляет. По многовековой привычке наций и народов воспринимать  друг друга именно с силовой стороны, Россию сегодня (как и всегда) пытаются то укорить в чём-то прежнем, то даже припугнуть «на будущее», - но получают моментально наглядные доказательства, что при такой системе отношений с Россией самим становится хуже. Прекрасная тому иллюстрация сегодня – бессмысленные и исторически позорные санкции. Россия даже не протестует против этих санкций и тем более не спешит куда-либо «на поклон», - но бурно и нервно протестуют именно и только жители стран-«санкционеров».

Конечно, Россия - страна людей умных и творчески результативных, - но многие нации и многие общества могут гордиться собственными изобретениями и достижениями, а российские интеллектуалы готовы посмеиваться сами над собою -  что, мол,  «и в области балета мы впереди планеты всей».

Конечно, Россия уже много веков заметна в мировом сообществе. Помнит человечество и щит Олега на воротах Царьграда, и дочерей Ярослава разобрали в жёны себе три европейские короля (разве не было красавиц поближе?), и Ивана Грозного опальный его князь Андрей Курбский называл «царём  великим и во вселенной прославленным» и так далее многое. Наше царское прошлое можно закончить утверждением царя Александра 3-го, когда принесли ему не во-время европейские бумаги на решение и подпись, что «Европа может подождать, пока русский царь рыбу ловит». И не будем уж вспоминать дела века 20-го, когда вообще все мировые дела вертелись вокруг и с оглядкой на Россию (СССР). Нам много есть чем гордиться, но  мы не спешим  хвастаться – ведь мы тоже  и с Рюрика начинали, и немки становились царицами русскими.

Чем же, тем более новым, можно объяснить  в 21-м уже веке не только «интерес» к России, но даже прямую на неё оглядку? 193 государства входят в Организацию Объединенных Наций, и на разных участках Земли возникают различающиеся проблемы – почему же ссылка на Россию звучит на всех широтах, и интересно, что звучит где с надеждой и уважением, а где-то почти с ненавистью, - но звучит! И многие народы зовут себе в президенты Российского Президента.

Как это понять? Тем, кто хочет именно понимать, а не только констатировать или описывать реалии, есть над чем задуматься.

Задумался и я – и тут в помощь моим размышлениям пришла фраза Президента нашего Владимира Владимировича Путина, услышанная мною 11-го августа 2016-го года (взято с телевизионной передачи, не могу сказать, на какой из бесчисленных своих встреч он её произнес): «мы тащим мир в новое измерение». 

В этой фразе – ответ на все социальные и политические вопросы, и в то же время разъяснение проблем, насыщающих современность. Эта фраза и была сформулирована именно как ответ на многие к Президенту в той встрече вопросы. В чём наша (российская) значимость для мира? – мы «тащим в новое». В чём причина мировых же проблем и возражений нам? Причина в том, что мы «тащим». Вы лично, читатель, хотите, чтобы Вас лично куда-то «тащили»? И ещё, конечно :  откуда взялась и нужна ли наша новизна кому-нибудь ещё кроме россиян? Что это за новизна для людей через 2000 лет после рождества Христова? По правде говоря, и раньше что-то такое особенное чувствовалось за Россией. В 19-м ещё веке немецкий философ Ницше сказал фразу также загадочную : «я обменял бы счастье всего Запада на русский лад быть печальным». (2.с.796) Красивая фраза, но скорее поэтическая, чем политическая –  уж не в печали ли заключается новизна, в которую мы «тащим» человечество? Звучит загадочно, но нам поможет - ниже по тексту.

Безусловно – утверждение нашего Президента требует расшифровки, требует разъяснения. Именно этому и посвящается данная статья.  

Затронутая проблематика определённо и явно относится к обществознанию. Это направление иногда называют социологией, но при этом – уже традиционно ! – напоминают, часто со скорбью, что сама социология ни на какие вопросы не отвечает, никакого понимания не дает, а разве что описывает нечто и сообщает некие детали социальной реальности. Для понимания требуется определённая концепция, логически безупречная, на которую можно бы было опираться - и уже на основе такой концепции можно обращаться к поиску ответов на любые вопросы человеко- и общество-знания.

Я предложил такую концепцию всем тем, кого интересует гуманитарная проблематика (см.1 и любые мои статьи в журналах), и на основе этой концепции сформулирую ответ и на понятие исторической новизны, куда мы «тащим» человечество, и чем это «затаскивание» обосновывается, но в то же время и обременяется, и осложняется.

Изложу кратко основные положения концепции.

Люди от природы, от рождения – то есть  ни в коем случае не по своему желанию или родительскому заказу – преисполнены способностями, которые также совершенно естественно, природно порождают стремление к реализации их. Природа  дала людям способности многие, но условия для реализации их – очень малые. Эта ситуация совершенно равно касается всего живого - и растений, и животных , - однако только человеку природа же (нечаянно, просто так получилось!) дала способность изменять условия своего существования.

Вот – для начала - и всё! Берёзы и арбузы, тараканы и крокодилы существуют дольше, чем человек, и у животных могут быть даже  сообщества - но у них не возникает   истории и нет проблем, которые они стремились бы решать. Они существуют сегодня так же точно, как их предки. Только люди постоянно что-то меняют и к чему-то постоянно стремятся. Что и зачем меняют и к чему и почему стремятся? Ведь  если существует процесс изменений, то в нём, в принципе, может возникать и «новизна». Новизну-то мы и хотим выявить.

Именно опираясь на внимание к способностям человека вообще и допуская возможность различия набора и значимости отдельных способностей у отдельных людей и даже отдельных групп людей, мы можем подойти к пониманию как возникающих в обществах проблем, так и к предположениям о путях решения этих проблем, и к пониманию самого понятия новизны в любом социальном настоящем. И ведь именно о различии набора и особой значимости отдельных способностей напоминает нам фраза Ницше, приведенная выше.

Всё это изложено мною последовательно в работе «1», но напомню кратко. То. что люди называют своими способностями, ясно для всех располагается в трёх самостоятельных областях или сферах : способности физиологические,  интеллектуальные и духовные. Если мы представим себя – лично – оказавшимся вдруг  в природе, в мире (факт рождения), - то согласимся, что первично требуют реализации способности чисто и только физиологические : поесть, попить, выспаться, - чтобы просто сохраниться и затем развиться физически, телесно. Способности интеллектуальные проявят себя тогда, когда понадобится что-то или кого-то понимать и принимать какое-либо решение, то есть когда извне возникнет потребность в этом – но в озабоченности той же самой : дефицит условий и возможностей самоутверждения заставляет хоть что-нибудь понимать в атмосфере конкурентной, чтобы тебя не затоптали. И тут, по двум этим статьям – вот это важно подчеркнуть или об этом напомнить – мы, человеки, очень сходны с миром животным, мы как биологический тип все и всегда одинаковы по этим двум первым ракурсам существования, так как  ищем возможности и средства самосохранения и самоутверждения в условиях дефицитных, и просто инстинктивно готовы поразить, победить, даже уничтожить конкурента, - совершенно как у зверей. По этим двум первым параметрам и соревнуются веками друг с другом и индивиды, и общества.

Но! Осталась ещё третья составляющая в наборе наших способностей : способности и порождаемые ими потребности духовные. Эта сфера – по-прежнему не только человеческая. Животные тоже дают многие свидетельства и личной любви, и личной неприязни, и личных страданий - но тем самым подтверждается только и единственно факт существования индивидуальности как порождения природного, объективного.

Наличие в каждом из нас индивидуальности неожиданно оказывается социальной проблемой, - она резко и явно затрудняет осуществление всякого единения, всякой общественности. Общество – это  условие и форма нашего личного существования. Если хочешь противопоставить себя обществу, - уходи, и дело с концом. Но ведь не можем мы существовать вообще вне общества, хотя  оно предъявляет к каждому индивиду в первую очередь требования по развитию и укреплению именно общества, а всякий индивид в обществе мечтает и стремится к укреплению и развитию себя-любимого. Ситуация категорически противоречивая, и если наши способности, а вслед за ними и наши потребности возникли без всякой нашей заботы и не в результате собственных наших усилий, как бы сами собой, то отмеченное противоречие не может решиться само собой, оно противоречиво внутренне. Природа нас наградила выше всех , но природа же нас и обидела – как и всех.

И потому  - всё человечество всегда и везде, уже само, без помощи природы во всех обществах и всегда готово предоставить индивиду условия реализации его личных способностей физических и интеллектуальных, но занято процессом подавления, укрощения индивидуальности вплоть до прямого её отрицания и запрещения. Религии, наиболее явно и откровенно любые,  короли и парламенты, правители и начальники от собственных родителей и учителей начиная, бюрократия как система, создаваемая сознательно с этой именно целью, законы, уставы, присяги, клятвы – все, всегда и единственно могут выразить сущность свою и своё обращение к согражданам вместе с апостолом Павлом (Посланиекоринфянам1: 1,1-10) : « Умоляю вас, братия, … чтобы все вы говорили одно, и чтобы вы соединены были в одном духе и в одних мыслях.»

Так это у людей – всегда,  везде и обязательно. И так это именно и было надо, и так это у всех происходит практически до наших дней. Нужды и потребности физиологические и интеллектуальные, как более насущные и более явные, «близкие к телу», во всём мире приобрели статус ценностей первых, безусловных и верхних, а индивидуальность, как источник различий,  обществу часто неинтересна и даже прямо вредна.  Властители и правители народов сами веками опирались на ум и силу , индивидуальность помощников оценивали и допускали только по тому, насколько они могли обеспечить физическое или интеллектуальное превосходство над соперниками - и потому традиционно согласны и в наши дни безропотно подчиняться тем силам внешним для них, которые продемонстрируют большие силу и ум. Подспудно, конечно, во всех обществах существовало  стремление просто к собственной, личной  полноте, к удовлетворению потребностей своих по всем трём каналам : и сила (уж сколько есть), и интеллект (уж как получается), но и духовность, индивидуальность, которая размерами не измеряется, но каждому из нас лично от неё просто некуда деться, а вы, сограждане или соседи мои, смиритесь с этим как-то. Так же и я – заранее приму и уважу индивидуальность вашу. Существовало это стремление  внутри обществ, и аналогично в отношениях международных.

Тормозом для реализации этого стремления являлся дефицит условий реализации стремлений первичных. Росла же исторически возможность взаимного существования всех этих трёх составляющих просто в силу того, что создавались и умножались условия для этого : многоотраслевая промышленность, наука, информационная и логистическая сферы. Напряжённость и противостояние в обществах веками порождались дефицитом условий существования, а снижение дефицитности, умножение таких условий автоматически снижает напряженность взаимных претензий и требований, снижает обязательность ограничений и ущемлений. Растёт возможность допущения индивидуальности как в индивиде, так и в группе, так и в обществе, и в отношениях международных..

Снижает – автоматически, исторически. Но также именно исторически люди привыкли считать силу мышц или ума господствующей и главной ценностью. И те, кто имеют силу, традиционно, как в звериной стае, стремятся эту силу и наращивать, и затем демонстрировать, - и ожидать от соседей подчинения. Именно это самоощущение Ницше назвал «счастьем Запада». И согласен отдать это счастье – за что? За состояние «быть печальным». Однако печаль – это порождение души. Единственно и только души. Ни сила, ни ум печали не породят и в печали не нуждаются. Печаль есть результат духовной неудовлетворённости. И – если  человечество доразвивалось уже исторически до возможности более высокого уровня взаимных отношений, то состояния и запросы духовные, запрос на право индивидуальности выходят на поверхность – и Ницше представляется, что здесь надо ориентироваться на Россию. Россия во многом такая же, как Германия – но духовность не потеряна в её народе, не затоптана. Так понял и видел Ницше.

А со временем, к нашим дням уж совершенно ясно выявилось, что право каждого народа на индивидуальность, даже при небольшой его силе, готовность уважения её, содействия ей и сочувствия (всё параметры духовные) защищается и часто даже организуется сегодня именно Россией. Нельзя сказать «только Россией», потому что жаждут-то этого многие и  к России постоянно кто-нибудь в этом благородном деле присоединяется, но приходится констатировать, что  при том же  ещё, рядом и одновременно активно действуют в мире силы, стремящиеся в этом деле помешать, постоянно, и даже не к месту, демонстрируя, по-прежнему, собственную силу, - а мешать и ограничивать им оказывается необходимым в первую очередь – России и Россию.

И потому – «тащить» человечество в исторически новое, но именно человечеством же и обоснованное внимательное и доброе «измерение» оказывается осуществимым только путём ограничения и подавления сил силовых, традиционных, всем известных и всем понятных - что осуществимо только и единственно силовым же превосходством, что также всеми, особенно странами физически слабыми, исторически-традиционно может восприниматься с недоверием и опаской.  И Россия – вот это сегодня самое важное и самое всем миром ценимое – организует сопротивление старому миру силы не только понятным ему языком, то есть напряжением и демонстрацией собственных мускулов, но единением, многосоюзием, многосогласием в целом ряде межнациональных единений, в консолидации сил сопротивления силовой и поддержки интеллектуальной и духовной организации единения международного. Россия содействует подавлению и исключению параметра силы в международных отношениях, поддерживая и развивая интеллектуальные и духовные. Выразителем, защитником и реализатором этого нового «измерения» общественной жизни на мировой арене является и всем миром принят в таком именно качестве Президент России – Владимир Владимирович Путин.

И в завершение : почему же и кого приходится «тащить»? Через употребление такого именно насильственного термина выявляются не те объединения или люди, которые против только России, - что могло бы интересовать и Россию только,- но те идеи, предложения, политики, вообще даже личные мысли и стремления, которые не против России, а против логики, против истории, против людей.

 В данном случае «тащить» означает единственно – служить нужде всечеловеческой, исторически – созревшей. Вот и множится число обществ, готовых обменять, по примеру Ф.Ницше, если и не «все своё счастье», то хотя бы своих президентов на президента России.

Литература :

  1. Загрубский С.А. Социология как основа гуманитарного мировосприятия. –СПб, «Астерион», 2005
  2. Ницше Ф. Сочинения в 2-х т. Т.2 – «Мысль», Москва, 1990