День нашей смерти                                                                                                                             С солнцем в море простится                                                                                                                 И умирает.                                                                                                                                     Утром он возродится,                                                                                                                             Но без нас, любимая.                                                                                                                                       

 

 17.09.2014 Арье Бацаль "ТАНКА"

 

"Letumnonomniafinit" («смерть ещё не конец») постулировал  Секст Авре́лий Пропе́рций, римский поэт, современник великого царя Ирода. Этот мудрый вывод 2000-летей давности вполне мог бы стать эпиграфом к последнему, как, увы, оказалось, философско-политологическому роману "Две неравных части" нашего дважды земляка, замечательного учёного, кандидата технических наук, изобретателя, инженера и педагога, а главное - интереснейшего литератора Леонида Петровича Лукова.  В писательских кругах и на сайтах Интернета он гораздо более известен как Арье Бацаль. 

 Но автор предпослал упомянутому роману, как и к некоторым другим своим произведением и даже их главам, строки собственного сочинения, отражающие основную идею увлекательного, с элементами фантастики, романа:  

"Смерть делит жизнь на две неравных части,                                                                                                         Где смысл у первой, очевидно, в счастье,                                                                                                                    И чтоб создать фундамент безупречный                                                                                                                  Строения посмертной жизни вечной.                                                                                                                   А смысл второй в названии строения:                                                                                                                       Позор ли, Слава, или же Забвение."

Не поднялась моя рука написать "он был известен", поскольку, во-первых, заслуженная литературно-публицистическая слава Арье, наверняка, ещё впереди, а во-вторых, настолько трагичен и внезапен был его уход из жизни. Это произошло точно в день 20-летия безвременной кончины его любимой жены, в канун Дня Победы, в их большой беэр-шевской квартире, где последние годы он жил и работал совершенно один, поэтому тело его было обнаружено только на четвёртый день. Даже этим своим переходом в лучший мир он будто снова показал нам, насколько скромно может вести себя в жизни, стараясь как бы никоим образом не потревожить близких, незаурядный человек, имеющий твёрдые и высокие моральные принципы и качества.

К большому сожалению, наше знакомство с Арье состоялось непростительно поздно, лет 13 назад, когда я завершал работать по своей основной инженерной специальности на предприятии в Явне, а он точно также, но в Ашкелоне – и это сразу как-то нас сблизило. В то время его имя, как автора известной публикации в газете "Вести", незабываемой как по форме, так и по содержанию - "Если бы Амрам Мицна был Верховным Главнокомандующим " - было мне уже знакомо. Но я ещё не знал, что Арье - автор ярких рассказов и стихотворных произведений, тогда уже публиковавшихся в периодических изданиях и в Интернете, что он подготовил к печати две свои первые книги. Поэтому, когда при поддержке городского отдела абсорбции, нам удалось открыть в Беэр-Шеве на базе Центра Мория общегородской Клуб "Морешет", то одним из первых приглашённых устроить свой творческий вечер стал почти неизвестный в своём городе активный член ашкелонского литобъединения Арье Бацаль, оказавшийся, кроме всего, и прекрасным рассказчиком. Позднее мы провели презентацию его необычной книги-притчи "Послепасхальная агада" в форме литературно-музыкальной композиции, исполненной автором и вокалисткой из Ашкелона. Незабываемой оказалась и презентация в нашем Клубе романа А.Бацаля "Камера клаустрофобии", также отличавшегося незаурядностью авторского замысла: совместить глубокие философско-психологические обобщения с элементами научной фантастики, поместив при этом героев книги в … нацистский концлагерь. 

 

Отойдя постепенно от дел науки и производства, Арье сосредоточился на творческой работе – и удивительно много успел. Что сказать о трудоспособности человека, всего за 10 лет литературного труда создавшего десятки статей, рассказов и повестей, публиковавшихся не только в Интернете, но и в печатных изданиях Израиля, России, других стран, а также, кроме упомянутых, сборника стихотворений "Еврейские комплексы", интереснейших по замыслу книг "Цена бессмертия" (06г.), "Долгая благополучная жизнь", романов "Предназначение", "В обмен на душу", "В поисках истины", "Случайный гений", "Синдром фрейлины", "Дорога к солнцу" из 2-х томов, и даже трёхтомный – "Божий дар"!?

Необычайная интеллигентность, нежелание причинить даже малейшее беспокойство окружающим, столь редкие, увы, в нашей стране и в наше время, были присущи ему, кажется, от рождения. Горжусь выпавшей мне честью доставить, во время одного из визитов в Москву, вступительный взнос А.Бацаля в Российский союз писателей, чьё правление находится (весьма символично!) в доме-музее А.П.Чехова. Он был туда приглашён в качестве неоднократного победителя - что само по себе уникально -  как прозаических, так и поэтических конкурсов в Рунете!А в 2015г., в составе делегации Союза писателей Израиля, Арье посетил крупнейшую в "русскоязычном" мире Московскую книжную выставку-ярмарку, где были представлены его книги, в том числе и "Камера клаустрофобии", привлекшая внимание и зарубежных гостей ярмарки. Вскоре нами был подготовлен синопсис романа на немецком языке и в разослан полусотне издательств ФРГ.

Вспоминается наш давний дружеский визит, в компании беэр-шевских литераторов, членов Клуба "Морешет", в красивую квартиру, приобретённую Арье незадолго перед этим в новом, тогда чуть ли не единственном высотном доме в районе Гимель. Разительно отличаясь от большинства подобных застолий, где разговоры, бывает, сводятся к обсуждению достоинств напитков, блюд, недостатков политики и политиков, всяких сплетен и т.п., перемежаемых тостами, хозяин задал сразу беседе серьёзный тон: об истории народа, о нашем месте и предназначении в этом мире, об актуальных проблемах не только литературы, но и о высоком месте, которое должно занимать в нашей жизни Искусство. Помню, как подумал тогда: насколько же "толстой" была в б.СССР пресловутая "прослойка интеллигенции", чтобы после развала Союза этого слоя хватило бы для ведения "чисто русских" бесед, как когда-то на советских кухнях, подобных этой нашей, за столами десятков городов в добром десятке стран… Тогда никто из нас, выходцев из разных мест РФ и Украины, не мог и помыслить, что этот вечер так и останется единственным и неповторимым! И хотя не раз потом мы сидели с Арье за общим столом, обмениваясь тостами, так и успели с ним перейти на "ты" – я просто не решился…

Широчайший кругозор, глубокое знание не только истории и психологии, которыми Арье серьёзно увлекался, но и живописи, музыки, кино, пластических искусств - прямо скажем, нечасто встречающиеся у многих самодеятельных и подчас не в меру самонадеянных литераторов, любовь к путешествиям, новым впечатлениям, обобщениям и выводам, совмещались в натуре Арье с постоянной потребностью делиться всем этим богатством с окружающими – и с умением, лучше сказать – с искусством это делать. Какие глубокие оценки он высказывал на обсуждении, например, в нашем киноклубе непростого фильма О.Иоселиани "Охота на бабочек"! Конечно, тут проявился его большой преподавательский и лекторский опыт, счастливо приобретённый ещё во время работы в Поволжье. Кроме того, как с человеком, выросшем в гуще русского (в широком смысле) народа, с ним всегда "было о чём выпить", не спеша и вне зависимости от напитка, в сопровождении необыкновенно интересной беседы с, казалось бы, всезнающим собеседником, имеющим на многое зачастую далеко не общепринятые взгляды!

А его лекции и творческие (поистине творческие, со стихами, музыкой и живописью!) вечера в Клубе "Морешет" были для слушателей  абсолютно незабываемы и неизменно требовали продолжения. Незаурядные способности и память, не отказывавшая ему и в 79 лет, позволяли, не пользуясь каким-либо конспектом, читать свои стихотворения (а их насчитывалось около 300!) всегда наизусть.

Увы, многое из написанного Арье осталось не напечатанным, неизданным, и, учитывая прискорбное отношение к им созданному родни, за исключением его старшего брата Михаила, впору подумать о создании комиссии по научному и литературному наследию д-ра Леонида Петровича Лукова (Арье Бацаля)

Я не филолог, не литературовед,  и не считаю себя вправе анализировать некоторые стилистические изъяны, недостатки, а иногда полное отсутствие редактуры в ряде изданий Арье, но они никак не умаляют того философско-публицистического, мощного историографического и, если хотите, пророческого звучания некоторых его романов. Будь то события давних времён или сравнительно недавних, середины и конца только что канувшего в Лету нашего с вами века, а то и … конца 21 века, с которым и связаны заключительные главы последней книги А.Бацаля, о которой шла речь выше.

А что касается постулата Проперция, то он, достаточно точно отражающий основную идею романа, не стал эпиграфом, думается, только оттого, что принадлежит более поздней, римской культуре, тогда как базовые события книги происходят в Древней Греции, в ключевом, по мнению автора, для развития западной, иудео-христианской, цивилизации 5 веке до н.э.

В заключение ещё об эпиграфах, так подходящих, мне кажется, к завершению земных дней дорогого нам человека.

"… И умру я не на постели,
При нотариусе и враче,
А в какой-нибудь дикой щели,
Утонувшей в густом плюще…"

Николай Гумилёв "Я и Вы" (1917г.)

 

Юл Бердичевский,

Клуб "Морешет", Беэр-Шева

На фото: Арье Бацаль (з``ль) на экскурсиях и вечерах в Клубе "Морешет"