В свое время банки стран Балтии, особенно Латвии, сыграли огромную роль в «перекачивании» финансовых ресурсов с востока (в основном из России, частично из Украины) на Запад (в страны ЕС и в оффшоры). Именно на не совсем «чистых» финансовых операциях с капиталами, происходящими с постсоветского пространства, «поднялся» известный латвийский Parex bankа. «Золотой период» латвийских банков пришелся на конец 90-х годов прошлого века, когда они не только обслуживали товарный транзит сырьевых ресурсов из России на запад через порты Балтии, но и служили своеобразными «оффшорными лазейками», через которые уходила значительная часть доходов от российского экспорта.

Однако вступление стран Балтии в ЕС с достаточно строгим «европейским» банковским законодательством привело к ликвидации полуоффшорного» статуса латвийских банков и они лишились значительной части своих заработков. Правда, в первые годы после вступления бывших советских прибалтийских республик в ЕС их банки начали зарабатывать на охватившем эти страны потребительском и ипотечном буме. Бум на рынке недвижимости был спровоцирован искусственно притоком капиталом извне и рано или поздно должен был закончиться, особенно после того как цены на жилье в Риге, Таллинне и Вильнюсе достигли уровня более благополучных скандинавских стран.

В 2007-2008 гг., когда с наступлением «первой волны» мирового экономического кризиса иностранные инвесторы начали выводить деньги из стран Балтии, с «балтийским экономическим чудом» все закончилось: «пузырь» на местных рынках недвижимости лопнул, у банков начались проблемы и тот же Parex bankа пришлось государству срочно спасать путем реструктуризации, отделения «плохих» активов и рекапитализации.

В послекризисный период появилась некоторая надежда на оздоровление банковского сектора стран Балтии, но она оказалась иллюзорной. Дело в том, что именно после кризиса «несамодостаточность» и бесперспективность балтийских экономик стала очевидной. Большинство производств, доставшихся в наследство с советских времен, либо уничтожены, либо деградировали, резко сократилось сельскохозяйственное производство, пользуясь отсутствием визовых барьеров, из стран Балтии в более богатые государства ЕС выехала на заработки большая часть молодежи.

Сегодня страны Балтии превратились в «государства пенсионеров и чиновников», обеспечение и содержание которых ложится значительной нагрузкой на госбюджеты. Коммерческие банки в странах Балтии вынуждены «за неимением альтернатив» заниматься потребительским и ипотечным кредитованием, однако, как известно, эта сфера деятельности приносит банкам прибыль, пока растут доходы населения. Доходы пенсионеров и чиновников в государствах, где реальный сектор ужался до минимума, а сфера услуг деградирует, расти не могут и значит рост проблемной задолженности до критической у банков стран Балтии был лишь вопросом времени.

При этом искусственно ускоряют наступление кризиса в банковой системе стран Балтии собственники латвийских, литовских и эстонских банков, которые осознав то, что у банковского бизнеса в данных странах просто нет перспектив, начали выводить свои капиталы на другие рынки. В числе первых осознал «начало конца» собственник одного из крупнейших банков стран Балтии – литовского Snoras и латвийского Latvijas Krajbanka (60% акций которого принадлежат Snoras) – Владимир Антонов.

Владимир Антонов также в свое время имел определенные «виды» на развитие своего банковского бизнеса в Украине. Купить активы в Украине Владимир Антонов собирался давно – его Convers Group искала украинский банк для покупки с 2005 г., однако планы несколько скорректировал кризис 2008-2009 гг. И в начале 2010 г., когда в нашей стране наметился экономический подъем, он купил один из украинских «банков-середнячков» – «Партнер-банк», который был переименован в «Конверсбанк».

«Конверсбанк», как и литовский Snoras, и латвийский Latvijas Krajbanka, вошел в Convers Group, положение которой в последнее время ухудшается и Владимир Антонов начал распродавать те активы, которые он приобретал «на перспективу», и выводить свои капиталы из государств, где наметились экономические проблемы – из тех же стран Балтии.

При этом в нынешнем году без больших проблем и конфликта с законом продать свой бизнес Владимиру Антонову удалось лишь в Украине, что лишний раз свидетельствует о том, что положение в банковской сфере нашей страны намного более «здоровое», чем в странах Балтии. Новыми собственниками «Конверсбанка» стали десять его топ-менеджеров, что тоже символично (менеджеры, лучше других знающие ситуацию в банке, вряд ли стали бы его выкупать, если бы знали, что его положение трудное). На 1 ноября 2011 г. активы «Конверсбанка» составляли 2,795 млрд. грн. ($350 млн.), уставный капитал – 195,9 млн. грн. ($24,4 млн.), регулятивный капитал – 278,4 млн. грн. ($34,7 млн.). Чистая прибыль за январь-октябрь 2011 г. составила 0,54 млн. грн. ($67,3 тыс.).

Переговоры о покупке «Конверсбанка» велись еще с лета, и после согласования сторонами всех условий договора сделка 22 ноября 2011 г. была успешно завершена. В банке не разглашают сумму сделки, но отмечают, что после ее завершения капитал увеличится до 600 млн. грн. Новые владельцы, по их заявлениям, планируют увеличивать активы банка и строить региональную сеть.

Однако вывести деньги из своих литовского и латвийского банков у Владимира Антонова не поучилось. Самое главное – не удалось найти покупателей на данные банки даже в то время, когда была хоть какая-то надежда на «возврат перспектив» в странах Балтии. После того, как в Евросоюзе начались проблемы с греческими долгами, стало очевидно, что кризис очень быстро доберется до Латвии и Эстонии. В итоге Владимир Антонов не придумал ничего лучшего как попросту пожертвовать своими финучреждениями, сознательно их «финансово обескровив» и доведя до банкротства.

Сперва проблемы начались с литовским Snoras. Причем, по мнению литовского Центробанка, главной их причиной стало то, что собственник – Владимир Антонов – начал выводить из финучреждения деньги. В итоге обязательства банка резко превысили его активы, регулятор вмешался в ситуацию достаточно поздно, после некоторых бесплодных попыток спасти положение банк Snoras был признан неплатежеспособным. 16 ноября 2011 г. банк Snoras национализировали.

Проблемы в литовском банке Snoras сразу же отразились на его латвийской «дочке» – Latvijas Krajbanka, откуда, как считают представители латвийского центробанка, Владимир Антонов также «выводил» средства. Всего в Latvijas Krajbanka обнаружили недостачу $200 млн. Власти Латвии 17 ноября приняли решение установить ограничения на деятельность Latvijas Krаjbanka, а 21 ноября остановили оказание всех финансовых услуг Latvijas Krаjbanka.

По мнению аналитиков, в условиях набирающего силу кризиса европейских финансовых институтов крах двух крупных банков Балтии может только усугубить ситуацию. Поэтому британские власти, которые известны тем, что без всякого зазрения совести дают приют всевозможным аферистам с различных стран, в случае с Владимиром Антоновым дали понять, что тем, кто «расшатывает» финансовую систему Евросоюза, рассчитывать на их покровительство нечего. На минувшей неделе Владимир Антонов был арестован в Лондоне по обвинению в незаконном присвоении средств в крупных размерах и подделке документов в банке Snoras и, судя по всему, вскоре по решению суда будет экстрадирован в Литву.

Судьба Владимира Антонова – это «намек» со стороны властей ведущих стран Евросоюза собственникам других европейских финучреждений, которые хотели бы напоследок, накануне краха своих детищ «спасти хоть что-то для себя». Кроме того, сам факт того, что собственник, который еще недавно распродавал активы в России, чтобы сосредоточиться на бизнесе в странах Балтии, не предпринял никаких мер по спасению своего банковского бизнеса в этих странах, а, наоборот, начал его «топить», говорит о том, что перспектив у банковских систем стран Балтии нет. Эти государства стоят на пороге новой волны кризиса, после которой они превратятся в бедных, нищих и обезлюдевших на фоне раздираемого противоречиями Евросоюза – если таковой, конечно, еще будет существовать. Более того, может случиться то, чего еще никто не ожидал: страны Балтии начнут видеть свое спасение в союзе с богатой ресурсами и имеющей определенные экономические перспективы Россией. Нынешние экономические проблемы Литвы и Латвии – это закономерный итог поспешного «бегства в Европу», в котором, как известно, страны Балтии из постсоветских государств были в первых рядах.

Максим СТЕФАНЮК