Байер Е.А. г.Азов, детский дом

Воробьев С.В. Г. Шахты, детский дом

Латышев О.Ю. г.Москва

Институт содержания  и методов обучения РАО

 

Дискуссия по вопросам социального самоопределения детей-сирот

 

Что служит причиной катастрофического положения детей-сирот, попадающих из заботливых рук воспитателей в реалии плохо отрегулированного общества? По чьему высокопоставленному недоумию или, тем паче, злой воле, большие затраты государства на воспитание детей в детском доме никак не сказываются на социальной адаптации детей-сирот?

Для ответа на этот вопрос к глубокой истории можно и не обращаться. И все же в СССР, в послевоенные годы, сиротский вопрос решался на фоне общей эйфории народа-победителя мировой фашистской чумы. Многие наивно полагали, что вырастет поколение военных детей-сирот, и детские дома можно будет закрывать один за другим. А потому и фундаментальные педагогические исследования в данной области, по-существу, не предпринимались. И с точки зрения политика-верхогляда это было совершенно оправданно: зачем навешивать на и без того скудный послевоенный бюджет еще и строки на «никому не нужные» научные изыскания? Трезво мыслящих людей в ту пору было вполне достаточно и в политике, и в педагогике. Но эти голоса, предупреждавшие о неминуемом росте числа детских домов в пятидесятые годы вместо их сокращения, тонули в звуках бравурных маршей коммунистического строительства. В верхах же никто не оглянулся на сиротскую ситуацию даже и в шестидесятых, особенно учитывая характер и направленность перемен, происходивших тогда в стране. За это время развитые страны не только успели решить проблему сирот у себя, но и вздыбили вал волны усыновлений из нашей страны. Размеры же, которые приобрело это движение в наше дни, просто поражает воображение. А что делается у нас для того, чтобы не было сиротства? В конце концов, помогает ли наше государство усыновлению детей их соотечественниками? Откройте сайт любой усыновительской организации, где перечислены условия усыновления. Государственными чиновниками там заботливо учтено все. И чтобы усыновитель практически ничем не болел, иначе он будет вынужден тратить львиную долю времени на поправку своего здоровья, и поэтому не сможет уделить надлежащее внимание усыновленному ребенку. Возраст потенциального усыновителя также не беспределен. Если вы на склоне лет убедились в том, что человеческим теплом с Вами может поделиться лишь детдомовский ребенок, то Вам вполне могут сказать, что об этом следовало побеспокоиться намного раньше. На этом ограничения отнюдь не заканчиваются. Доход усыновителя должен быть настолько велик, чтобы усыновленный им ребенок буквально как сыр в масле катался. А то, что очень немногие родители в обычных семьях могут обеспечить своим детям требуемый от усыновителя уровень жизни, наших чиновников нисколько не смущает. Мы уже можем загибать пальцы на руке. Четыре: усыновить ребенка Вам должна позволить еще и причитающаяся Вам официальная жилплощадь. Например, то, что Ваши дети давно выросли и живут в другом месте, также никому неинтересно, если они прописаны у Вас.

С точке зрения матерых крючкотворцев, усыновляемый не может проживать у Вас еще и по  причине формального недостатка площади. Не будем утомлять Вас излишними перечислениями. Достаточно сказать, что зарубежные усыновители оказываются здесь куда как в более выгодной ситуации. Не говоря уже о том, что и на развитие частного домашнего хозяйства чиновника, оформляющего усыновление, могут выделить ощутимую прибавку. Правда, в последнее время звучат голоса и такого толка. Надо сломать порочную практику усыновления в России, раздав по семьям всех детдомовцев поголовно. И не столь важно для этих горячих голов, насколько готовы семьи обеспечить уже не обморочно-чиновничьи, а реальные потребности усыновляемого.

И не получится ли так, что уже в скором времени не справившиеся с обязанностями усыновителей семьи захотят вернуть благоприобретенное чадо назад в детдом? А ведь все детские дома на тот момент уже предлагается закрыть. Куда пойдут дети – в криминал? На панель? Будут разобраны по цыганским таборам вне зависимости от национальностей и научатся исправно просить милостыню по электричкам? Или большинство просто не переживет даже первого столкновения с реальной действительностью и прекратит существование? Многие ли знают, что даже при существовании детских домов число детей, находящихся в круглогодичном розыске, по России превышает четыреста тысяч? Наиболее смелые директора детских домов не без оснований предполагают: большинство из этих бедолаг искать давно уже нет смысла. Потому что их останки заботливо  закопаны по лесополосам нашей бескрайней Родины. И эти же директора справедливо замечают, что только при тщательном изучении условий в семьях потенциальных усыновителей можно давать добро на переход ребенка из детского дома в семью. И делать это нужно не чиновнику с метражной линейкой в руках. И отнюдь не бухгалтеру по банковскому счету будущего приемного родителя. Во главу угла в этом процессе должны стать незыблемые для детского дома понятия морально-психологического климата, межличностных отношений, тонкого и ранимого внутреннего мира усыновляемых детей. Возвращение усыновленного от усыновителей-неудачников – многократная психическая травма для всех, начиная, разумеется, с самого ребенка. И неудача с одним ребенком может уже навсегда отвратить от опыта усыновления таких родителей-усыновителей.

Поэтому, помимо формального изучения медицинских данных усыновителя и условий его жизни следует уделять наибольшее внимание собеседованию с ним – как со стороны администрации сиротского учреждения, так и его социально-психологической службы. В потенции даже можно вести речь о создании в Интернет дистанционной школы потенциального усыновителя, чтобы помочь таковому обезвредить все «мины замедленного действия», которые могут встретиться ему на этом полном опасностей и неожиданностей пути.  И к этому дело уже идет. Приятно заметить, что именно на территории нашей экспериментальной площадки накоплен самый передовой в стране опыт  взаимодействия с органиами управления образования, агентствами по усыновлению и самими усыновителями. Все это выдержано в лучших традициях использования информационных образовательных технологий. Третий детский дом г. Шахты Ростовской области имеет весьма значительные успехи в области усыновления воспитанников. Им просто нет никакого резона становиться здесь беспризорниками. Не только семьи потенциальных усыновителей выбирают здесь своих будущих детей, но и дети получают возможность познакомиться с различными претендующими на них семьями. Ребенок имеет время для того, чтобы самому себе ответить на основополагающий вопрос: те ли это родители, с которыми он всю оставшуюся жизнь захочет провести в адекватном диалоге о своих правах и обязанностях, захочет принять традиции данной семьи, соблюдать и развивать их в позитивном русле. Воспитанники из Шахт готовятся к социальному самоопределению не в каком-то абстрактно-отдаленном будущем, а непосредственно в текущем году. Стремление детей постоянно быть «на уровне» совершенно четко мотивировано. Ведь если ребенок неконтактен, неприветлив, не имеет надлежащих социальных, учебных, гигиенических и прочих навыков, любой потенциальный родитель очень сильно задумается над тем, настала ли пора приглашать этого ребенка в малую семью.

Каким же образом поддерживается система своевременного информирования общественности, будущих усыновителей конкретно о том, кто из воспитанников детского дома «созрел» для жизни в семье? Существует многоплановая и  многоуровневая система информационной поддержки исканий нарождающихся родителей. Стержень ее составляют Интернет-ресурсы, доступные для просмотра круглогодично и, конечно же, круглосуточно. Интернет-проект Министерства образования и науки РФ и Департамента Государственной молодежной политики,

воспитания и социальной защиты детей «Усыновление в России» http://www.usynovite.ru/ содержит информацию о работе Шахтинского детского дома №3 в данном направлении. А газета «Комсомольская правда» в своем электронном варианте освещает яркий пример усыновления юных шахтинцев, причем семьей, живущей за тысячи километров от Ростовской земли - в Новосибирске! http://www.nsk.kp.ru/2005/10/07/doc85451 . Сибирскому изданию «Комсомолки» вторит Ростовское. http://www.rostov.kp.ru/daily/life/doc85204 Возможно, Вы согласитесь, что такой пример говорит о многом. Во-первых о том, что шахтинский опыт получил достаточно широкую известность. Во-вторых, уровень здешних гарантий в успешности усыновительских начинаний столь высок, что утверждает даже далеко живущих усыновителей в решимости сделать столь важный выбор именно в пользу шахтинцев. Автор этих строк и его супруга знали усыновленных в Сибирь Вику и Рому.

Отрадно отметить, что эти воспитанники были совсем не похожи на детей, стремящихся к побегу из детского дома и мечтающих о приключениях заядлых беспризорников. Вопреки укоренившихся в сознании нашего общества клише о характере и миропонимании детдомовцев, жители Шахтинского третьего детского дома четко и недвусмысленно настроены на стабильное жизнеустройство. Они имеют достаточно свежую и полную информацию о том, как живут дети  обеспеченных социальных слоев, интеллигенция современной России, люди различных профессий, неуклонно стремящиеся к жизненному успеху. Так в сознании детей-сирот формируется понимание, что не только беспризорники есть на свете, и что жить можно далеко не только так, как живут дети, брошенные родителями и обществом в целом.

Параллельно, миру рассказывается о детях. В частности, в мае 2005года директором детского дома Воробьёвым С.В. на Радио России в программе «Детский вопрос»  было рассказано о Роме и Вике, брате и сестре, работниками радиостанции взято интервью у самих воспитанников. http://www.radiorus.ru/news.html?rid=2454&date=10-02-2006&id=110116 http://www.radiorus.ru/news.html?rid=2454&id=110116#roma   А задолго до этого помогать в решении данного вопроса детскому дому взялось местное и ростовское телевидение. Передачи «Я - есть» на канале «ДОН–ТР» http://www.dontr.ru/ и « Прекрасное далёко» - «НТВ» 33 дециметровый канал... Сотрудниками телевидения отснято более 37 роликов с участием детдомовских детей. Каждый сюжет транслировался дважды.

Практически все они обрели уже свою семью. Промежуточными итогами усыновительской деятельности этого дома впоследствии поделится и сайт «Детские домики».  http://www.detskiedomiki.ru/orph_inst/?act=more_docs&gs_id=38&id=55 Шахтинский опыт по характеру и содержанию соприкасается с Ивановским. Об этом сообщается на страницах газеты «Москвичка». http://www.moscvichka.ru/article/025/25-03.htm  Разумеется, не все воспитанники Шахтинского третьего и Ивановского детского домов в одночасье попадут в семьи. Нужно будет позаботиться и о перспективном, а не только о сиюминутном жизнеустройстве детей-сирот. Например, о продолжении их учебы в вузах после выпуска из детдомов. Для этого уже сейчас нами предпринимаются попытки установления связей с университетами в Ростове-на-Дону, Иванове, Москве и других городах. В то же время, продолжается работа неутомимого коллектива третьего шахтинского по усыновлению своих воспитанников. Сообщает об этом еще и Волгоградская «Комсомолка». http://volgograd.kp.ru/2005/08/05/doc76968 Одним словом, с каждым месяцем такая работа разворачивается все более широко и организованно. При таком ракурсе использования информационных технологий доминантная роль принадлежит взрослым. Однако и дети не остаются только интервьюируемыми. Они учатся писать электронные письма друг другу через детдомовский Интранет. При этом развиваются коммуникативные навыки воспитанников, они обретают новый уровень культуры человеческих отношений, при этом полноценно используя возможности современной цивилизации.

Эти же дети активно участвуют в различных фестивалях и конкурсах, тем самым, используя дополнительный шанс быть увиденными и услышанными. Не исключено, что среди зрителей на гала-концертах конкурсных и фестивальных программ окажутся люди, желающие принять их в семью.

Говоря о возможностях такой системы усыновления воспитанников детских домов, мы понимаем, что ее еще достаточно долго предстоит налаживать, прежде чем усилия педагогов и администраторов принесут повсеместные и устойчивые результаты. Но даже там, где эта работа ведется с большими успехами, усыновляют не всех детей. Руководствуются зачастую тем, что трудно привить все желаемые качества юного семьянина повзрослевшему ребенку. Тем более, если этому предшествовал отрицательный опыт жизнеустройства ребенка – до попадания в детские дома. Ведь дети, оставшиеся безнадзорными, лишь изредка самостоятельно обращаются в детские дома. Еще реже они встречают понимание в этих случаях –далеко не по каждому уставу сиротского учреждения можно удовлетворить просьбу ребенка о приеме его в детский дом.

Этому, как правило, препятствуют санитарно-эпидемиологические нормы. А также юридические вопросы, связанные с социальным статусом потенциального детдомовца. Отсюда также вытекают и финансовые сложности, потому как ни одному директору детского дома не разрешат тратить деньги на содержание ребенка, официально не являющегося сиротой. Наибольшее, что может сделать сердобольный директор детского дома, так это ходатайствовать о помещении такого ребенка в социально-реабилитационный центр по месту предшествовавшего проживания ребенка. Там на протяжении полугода будет определяться социальный статус ребенка, выясняться обстоятельства его жизни в семье, причины, по которым ребенок сбежал из дома или фактически остался без надзора со стороны родителей. И только в том случае, если будет признано, что надлежащих условий для проживания ребенка в родной семье более не существует, его родители будут лишены родительских прав, и при отсутствии лиц, способных их заменить (дедушек, бабушек, дядь, теть), став опекунами или усыновителями, официальным опекуном такого ребенка будет признано государство в лице отдела опеки и попечительства городского или районного управления образования. Лишь тогда ребенок может на законных основаниях стать жителем детского дома.